Выступление

Посла России в Республике Корея

Г.А.Ивашенцова

на семинаре «Фонда Ханкёре»

по вопросу мира на Корейском полуострове

(25 ноября 2006 года, Пусан)

 

 

Дорогие друзья!

Признателен Фонду Ханкёре за приглашение принять участие в сегодняшнем симпозиуме. Его второй раунд посвящен вопросам мира на Корейском полуострове. Это чрезвычайно актуальная тема. Ибо от того, как пойдут дела на Корейском полуострове, где продолжающееся уже более полувека противостояние сегодня еще более осложнено обострением ядерной проблемы, во многом зависит будущее не только Северо-Восточной Азии, но и всего Азиатско-Тихоокеанского региона, да и развитие общемировых процессов.

В России весьма обеспокоены развитием ситуации вокруг ядерной проблемы Корейского полуострова, резким обострением напряженности в результате произведенных КНДР 5 июля 2006 года ракетных пусков и испытания ядерного устройства 9 октября. Ранее российская сторона неоднократно обращалась к руководству КНДР с призывом воздержаться от этого опасного шага, стремилась довести до северокорейцев ту мысль, что подобные меры не только не укрепят безопасность страны, но, наоборот, ослабят ее, приведут к опасной дестабилизации ситуации на Корейском полуострове, спровоцируют противников Пхеньяна на ужесточение их подходов. Однако, к сожалению, в Пхеньяне не прислушались к нашим советам.

Думаю, Вам хорошо известны российские оценки произведенного в КНДР 9 октября ядерного взрыва. Россия осудила это испытание и не только потому, что оно было проведено в непосредственной близости от нашей границы: это всего 177 км. Главное в том, что это наносит огромный ущерб делу нераспространения ядерного оружия.

Вопрос в том, что мы должны сделать, чтобы выйти из кризиса. Как признают все заинтересованные стороны, договоренности, достигнутые на четвертом раунде шестисторонних переговоров в Пекине, предлагают решение главных вопросов, которые были камнем преткновения, – обеспечения, с одной стороны, денуклеаризации Корейского полуострова, а, с другой, законных нужд КНДР в сфере безопасности и гуманитарной сфере. Иными словами, совместное заявление от 19 сентября 2005 года, содержало конструктивную основу для движения по пути не только к проверяемой денуклеаризации Корейского полуострова, но и к будущему общему оздоровлению обстановки в регионе, достижению политических и экономических решений, способных сделать Северо-Восточную Азию регионом мира, безопасности и сотрудничества.

О чем конкретно идет речь? О заявлении КНДР отказаться от ядерного оружия и всех существующих ядерных программ и в сжатые сроки вернуться в режим ДНЯО и МАГАТЭ. О заявлении США о том, что они не располагают ядерным оружием на Корейском полуострове, не имеют намерений нападать на КНДР или вторгаться на её территорию с применением ядерного или обычного оружия. Об общей готовности США и КНДР официально уважать суверенитет друг друга, мирно сосуществовать и предпринимать шаги по нормализации отношений в двусторонней сфере. О приверженности шести сторон содействовать прочному миру и стабильности в Северо-Восточной Азии. О согласии участников переговоров заняться выработкой компромиссной формулы, которая открыла бы для КНДР в будущем возможность реализации мирных ядерных программ, включая создание легководного реактора. О принятии сторонами консенсусного принципа осуществления достигнутых договоренностей – «обязательство в ответ на обязательство, действие в ответ на действие».

Все эти договоренности, однако, оказались в подвешенном состоянии. Почему это произошло? Одна из причин, очевидно, в том, что не все участники переговоров оказались готовы к претворению итогов этих переговоров в жизнь.

Как отмечал министр иностранных дел России Сергей Лавров «проблема заключается в том, что нам нужно менять порядок решения вопросов подобного рода в мире в целом. Нужно переходить от языка ультиматумов и санкций к тому, чтобы в международных делах утвердилось международное право, чтобы каждая страна, большая или малая, сильная или слабая, чувствовала себя защищенной этими обязательными для всех государств нормами. Тогда мы сможем ужесточить требования к этим странам. А пока они чувствуют себя ущемленными и не чувствуют себя в безопасности, они ведут себя подобным образом. Это не означает, что мы не должны реагировать на это».

Россия не признает за Северной Кореей статуса ядерной державы, поскольку крайне нежелательно подавать подобный пример другим странам. Вообще проблема доступа к ядерным технологиям становится все более актуальной. Складывается ситуация, когда много стран, а их число растет, задумываются о путях обеспечения своей безопасности в условиях, когда фактор силы в международных отношениях все больше и больше проявляет себя. Причем это происходит параллельно с очень серьезной идеологизацией международных отношений, которая чревата конфликтом между цивилизациями, чего нельзя допустить.

Россия будет делать все, что от нее зависит, чтобы остановить подобные опасные тенденции. Но, повторяю, во-первых, у малых государств не будет возникать стремления к приобретению новейших вооружений, чтобы обеспечить свою безопасность, лишь при условии наличия надежной системы международных гарантий этой безопасности. А, во-вторых, должен быть обеспечен всем государствам равный, недискриминационный доступ к новейшим технологиям, в т.ч. и к атомным технологиям. Конечно, в мирных целях. Несомненно, все мы должны ужесточать режим нераспространения. Но это будет справедливым, если мы обеспечим два первых пункта.

В случае с Северной Кореей вся работа, которая проводилась и продолжает проводиться по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова, строилась в контексте обеспечения гарантий безопасности, в том числе и Северной Кореи, и, конечно, Республики Корея, Японии и всех стран региона. Такие гарантии должны быть прочными и достаточно убедительными, чтобы в Пхеньяне не было подозрений в отношении безопасности. Все это, как я уже отмечал, было предусмотрено в Совместном заявлении по итогам четвертого раунда шестисторонних переговоров. Первейшая задача – сделать все, чтобы такие переговоры как можно скорее возобновились. Принятая СБ ООН резолюция 1718 четко описывает те меры, которые необходимо предпринять. Они направлены исключительно на недопущение поставок технологий и оборудования, связанных с ядерным оружием и со средствами его доставки в КНДР или из КНДР. Это единственное, что СБ ООН установил в плане каких-либо ограничений.

Одновременно в резолюции содержится очень серьезный сигнал к Северной Корее о решимости и единстве мирового сообщества в том, что касается необходимости возобновить шестисторонние переговоры. Судя по всему, этот сигнал был правильно воспринят в Пхеньяне, о чем свидетельствует достигнутая в Пекине 31 октября договоренность о возобновлении таких переговоров.

Вместе с тем важно избегать любых действий, которые вели бы к обострению напряженности вокруг Кореи, выходу ситуации из-под контроля. В этом смысле необходимо продолжить усилия, в том числе через предложение позитивных стимулов к тому, чтобы склонить Пхеньян к более разумной линии поведения, способствовать не только возобновлению шестисторонних переговоров, но и выполнению уже достигнутых на них договоренностей по обеспечению безъядерного статуса Корейского полуострова, возвращению КНДР в ДНЯО и т.д.

Россия призывает все причастные государства к проявлению сдержанности и здравого смысла при выполнении резолюции СБ ООН 1718, выступает против необоснованно расширительного толкования предусмотренных ею санкций, исходя из принципа «не навреди». Санкции – это вынужденная мера предосторожности, а не способ наказания Пхеньяна.

В сложившейся ситуации необходимо проявить реализм и отойти от крайних, бескомпромиссных позиций. В Москве, в частности, исходят из того, что урегулирование финансовых проблем в отношениях между США и КНДР имело бы очень важное значение для прогресса на переговорах. Полагаем также, что здесь крайне опасны какие-то взаимные увязки. Эта проблема возникла независимо от шестисторонних переговоров. Она должна и решаться независимо от них. Это должны осознать и в Пхеньяне, и в Вашингтоне. Позиция «не поступиться принципами» в данном случае представляется безответственной. Гибкость должны проявить обе стороны.

Россия намерена последовательно работать для дела успеха шестисторонних переговоров. Денуклеаризацию Корейского полуострова мы рассматриваем как отправную точку на пути превращения его в зону мира, безопасности и сотрудничества. Мы неизменно выступаем за наведение мостов между Сеулом и Пхеньяном, готовы внести свой вклад в многосторонние инфраструктурные и иные хозяйственные проекты на Корейском полуострове. Полагаем, что участие КНДР в таких проектах, как создание международного железнодорожного транспортного коридора «Европа-Корея» так же, как подключение ее к программам создания в Северо-Восточной Азии единой энергетической системы и сети трубопроводов, способствовало бы дальнейшему развитию взаимовыгодных, добрососедских отношений между двумя корейскими государствами и помогло бы укреплению мира и безопасности на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом.